Главная | Вход Приветствуем Вас Зритель! | Регистрация | Лента RSS Алтай Фото   Bookmark and Share
Алтай - фото мир

Алтай

– Всё вокруг первобытно, грандиозно и величаво: могучим кольцом раскинулись и ушли в беспредельную даль горы. Мягкие линии сдвинулись одна за другую, смешались в лабиринте очертаний и замкнулись в неуловимой дали воздушной лазури.
Чорос-Гуркин
Фотоальбом | Алтай | Библиотека | Дневник клуба | Новости | Викторина | Форум
Оглавление
ФОТО ОЧЕРКИ — подборки и ленты фотографий, объединённые одной темой (событие, место и т.п.).

ТУРИСТСКИЕ ОТЧЁТЫ — рассказы о путешествиях, технические отчёты, дневники участников походов и т.п.

ФОТОГРАФИЯ — искусство фотосъёмки, обработка фотографий, дельные советы мастеров своего дела.

ЛИТЕРАТУРА — рассказы, очерки, эссе; писатели и поэты Алтая.

ИСТОРИЯ АЛТАЯ — исторические кадры Алтая, события истории Алтая, страницы прошлого.

ИСКУССТВО — живопись, графика, прикладное искусство; сюжеты Алтая, художники Алтая.

СПРАВОЧНИК — информация справочного характера полезная как туристам, так и фотографам.


Библиотека » История Алтая

Судьба картин, судьба художника

Автор: e-altai


"Я люблю Алтай крепко, и с каждым годом любовь моя растёт, и не знаю, чем я возмещу ту радость и счастье, которыми он меня наделяет каждый день, каждую минуту. Если бы был поэтом, я воспел бы его, я бесконечно стал бы прославлять его красоту и мощь". Слова эти принадлежат Вячеславу Шишкову, автору "Угрюм-реки". А написал он их в 1903 году в селе Анос на берегу реки Катуни, в доме своего друга - художника Г. И. Гуркина.

Григорий Иванович Чорос-Гуркин родился в селе Улала (ныне Горно-Алтайск, столица Республики Алтай) в 1870 году и трагически погиб как "враг народа" в 1937-м. Он не оставил нам о Горном Алтае столь проникновенных, поразительных по экспрессии, искренности и поэтичности слов. Талантливый пейзажист, выходец из алтайского рода чорос, он выразил любовь к малой своей родине пером и тушью, углем, кистью и красками. Одна из самых знаменитых работ художника - "Хан-Алтай" ("Царственный Алтай"). Среди великолепных полотен - "Корона Катуни", и "Дены-Дер" ("Озеро горных духов"), и "Курайские белки", и "Юрта в саду художника", и многие другие. И всё-таки лучшей картиной знатоки и почитатели таланта художника называют "Хан-Алтай". Гуркину исполнилось 37 лет, когда он создал это полотно. Позади было несколько лет напряжённой творческой жизни - самостоятельная работа, учёба в Санкт-Петербурге у самого Ивана Ивановича Шишкина, в Академии художеств. (Гуркин жил в доме своего учителя, и Шишкин умер на его глазах.) Впереди - тридцать лет плодотворного труда. Понимал ли художник тогда, в 1907-м, что "Хан-Алтай" - лучшее его произведение, его вершина? Могут появиться почти равноценные, даже более почитаемые им самим и публикой, но всё-таки эта - вершина?

Именно "Хан-Алтай" принёс художнику славу, которая не покидала его уже до самой гибели.

Жизнь Г. И. Гуркина была тесно связана с Томском, тогдашним административным и культурным центром. Томск называли век назад "умственной столицей Сибири". Там был открыт в 1888 году первый в Сибири университет и несколькими годами позднее первая высшая техническая школа - Технологический институт. В Томск в 1897 году в начале творческого пути Гуркин приехал из уездного Бийска, где работал в иконописной мастерской. Картин с видами Горного Алтая он привёз несколько, но, пожалуй, интересной была лишь одна - "Камлание". В Томске жили две интересные художницы, жёны профессоров университета Лидия Базанова и Августа Капустина. Обе имели много знакомых в творческой среде в столице, Августа Капустина была родной сестрой изобретателя радио Попова. "Камлание" понравилось, и Гуркин получил и деньги на поездку в Петербург, и рекомендательные письма от двух этих художниц. Благословил молодого художника и патриарх сибирского областничества Григорий Потанин, и другие влиятельные в Сибири, авторитетные в столице люди. Решили, что художнику-алтайцу нужно учиться в Академии художеств. К поступлению в Академию Гуркин опоздал, но ему повезло: работы его приметил Иван Иванович Шишкин, помог определиться в Академию вольнослушателем, пригласил к себе жить, учиться у него. Это было большое везение. Увы, учеником Шишкина молодому художнику привелось быть всего полгода: И. И. Шишкин скоропостижно умер прямо на глазах у Григория Гуркина. Потрясённый смертью гениального учителя, Гуркин на несколько месяцев уехал на родину в Горный Алтай, потом вернулся в Петербург, в Академию, учился у А. А. Киселёва, был в его студии вольнослушателем; несколько раз уезжал на родину писать дикую природу Горного Алтая, забираясь в самые дикие уголки, снова возвращался в Петербург в стены Академии художеств. Так и не окончив Академию, в 1904 году навсегда уехал из столицы.

К тому времени работ у художника накопилось-создалось много, имя его в Сибири было известно, картины уже его кормили, писал он запоем. Из поездок на Телецкое озеро, на Катунь, на Чую, на Чулышман, на Белуху, на высокогорные озёра, на Рахмановские ключи привёз сотни набросков. Писатель и этнограф, путешественник, обладатель Большой Золотой медали Русского географического общества Григорий Потанин, основатель города Верный (теперь Алма-Ата, Казахстан), не раз приглашал Гуркина как художника в свои этнографические экспедиции по Сибири.

На левом берегу Катуни в селе Анос Гуркин, обзаведясь семьёй, поставил свой дом, а рядом - мастерскую с окнами на Катунь, разбил с помощью университетского учёного-ботаника Порфирия Крылова в своей усадьбе прекрасный сад, устроил пруд, усиленно готовился к своей первой персональной выставке. Она прошла в Томске в конце декабря 1907-го - начале января 1908 года. Успех её был небывалый. За десять дней выставку посетили пять тысяч человек! Картины с выставки почти все были раскуплены, на многие художник получил заказ написать повторы. О небывалом успехе художника из глухого горнотаёжного села писала "Нива", откликнулись все сибирские издания от Омска до Иркутска. Воодушевлённый успехом художник уехал к себе домой работать, готовить новую выставку.

Она состоялась в марте 1910 года. Снова успех выставки был огромным, картины проданы, приезжали специально на выставку из многих других сибирских городов. Третья выставка в Томске прошла уже когда шла Первая мировая, в 1915 году. Художник устраивал персональные выставки и в Омске, в Красноярске, Барнауле, Новониколаевске. Но выставкам в Томске особенно сопутствовали удачи. Устроителями их были такие известные люди, как профессор технологического института, изобретатель скоростного железнодорожного локомотива на магнитной подушке В. П. Вейнберг, Л. П. Базанова, её муж, профессор Томского императорского университета, будущий автор "Угрюм-реки" Вячеслав Шишков...

Я пишу, передо мной "Указатель выставки картин Г. И. Гуркина. Томск, 1915". На 15-й странице "Указателя..." последней строчкой стоит "Распорядитель выставки В. Я. Шишковъ". Как-то не принято говорить, когда речь заходит о творчестве художника, что он имел от природы очень слабое здоровье. Именно это заставило его поселиться в селе Анос на Катуни. Место это примечательно мягким микроклиматом, который сродни климату Средней Италии, Южного берега Крыма. Нездоровье заставило художника искать в горной тайге Алтая и Хакасии термальные источники, не однажды с Алтая выезжать в Красноярье, на целебное озеро Шира. По пути к Шира и во время лечения, объезжая на коне, изучая местность, он писал встречающиеся на пути древние скифские курганы, вкопанных в землю каменных идолов. Выезды на лечение на озеро Шира были особенно частыми в 1911-1914 годах. Тогда появились "Бронзовый век на озере Шира", "Кoжoгo-таш" ("На курганах"), "Окрестности Красноярска (дача Смирнова), "Дача на Гремяч. ключе" (Красноярск)", "Курорт Шира", "Прибой на озере Шира", "Тогус-канъ" ("Место девяти царей"), другие картины и рисунки...

Каждый приезд в Томск для Гуркина был праздником. Он водил дружбу с научной и творческой интеллигенцией, все двери для него были распахнуты. В интеллигентской среде Томска, среди учёных тогда широко бытовали идеи областничества, велись разговоры о том, что Сибирь заживёт лучше и богаче, отделившись от Европейской России. Художник эти идеи впитывал, разделял. Когда произошла революция, началась Гражданская война, он на Алтае оказался в числе тех, кто активно выступил за отделение Горного Алтая от России, оказался в числе возглавивших такое движение. Это не понравилось ни белым, ни красным. Белая армия была за неделимую Россию, большевики провозгласили лозунг "Федеративная Россия". Так что при адмирале Колчаке художник угодил в тюрьму, при красных ему грозило то же. Он предпочёл уехать в Туву, самостоятельное тогда государство. Как художник много там работал, едва не первым из профессиональных сибирских художников создал десятки картин с видами верховий Енисея. Однако через пять лет затосковал по родине, по Алтаю, обратился к новому правительству с просьбой разрешить вернуться домой и получил такое разрешение.

Поселившись в родном Аносе, он редко со второй половины двадцатых годов покидал своё село, родные горы. Всего один раз съездил в Москву, несколько раз - в Новосибирск, где устраивались выставки. Там выставляли картины Гуркина, но то были показы работ сразу многих художников: время персональных выставок прошло, к тому же от него ждали картин на злобу дня - о достижениях социализма, а не о красоте дивной дикой алтайской природы, пейзажи покупали меньше. В Томск же Гуркин больше не приезжал. Зачем, к кому? Многие, с кем живописец водил дружбу, играли видную роль в правительстве А. В. Колчака, при большевиках были либо расстреляны, либо эмигрировали. Г. Н. Потанин умер во время вынужденного пребывания Гуркина в Туве и Монголии. Вячеслав Шишков незадолго до всех потрясений перебрался с молодой женой в столицу. Уехал в Петербург и профессор Технологического института В. П. Вейнберг...

У художника после революции и Гражданской войны остались только семья и творчество. По-прежнему он много ездил по глухим уголкам Горного Алтая, делал зарисовки на Телецком озере и Чулышмане, на Чуе, на Белухе... Потом это превращалось в картины. Но то были в основном перепевы прежнего. Новые удачи выпадали много реже. Художника-самородка при советской власти всё-таки не забывали приглашать на выставки в Москву. В апреле 1926 года картины Гуркина выставляли в музее Красной Армии и Флота, следом открылась Сибирская выставка, организованная Обществом изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока. На выставках его работы особо отметил, тепло отозвался о них в печати А. В. Луначарский. "Отмечу ещё замечательные по тонкости живописи, прямо-таки драгоценные по краскам пейзажи Чорос-Гуркина, ойротского художника с Алтая. Как забралась на Алтай такая утончённая техника - я уже не знаю", - так отозвался А. В. Луначарский о работах художника. В какой-то мере хороший отзыв наркома просвещения о творчестве помог Гуркину, облегчил ему жизнь на родине.

Пробовал Гуркин приноровиться к новой жизни, писал агитплакаты вроде "Да здравствует РККА!", "Кооператив". Написал даже картину "Ойротия на пути к заветам Ленина". Под Кустодиева. В долине Катуни собрались алтайцы. Скот, трактора, хлебные снопы, дома, красные знамёна... В центре - вождь мирового пролетариата крупным планом. Людская масса ему по колено, он протягивает руку, очевидно, зовёт к новым свершениям... Это уже 1934 год.
Пытался Гуркин обучать живописи в Ойрот-Туре (название Горно-Алтайска до 1948 года) в созданной им художественной школе алтайских детей. Но это было не его призвание. Он был художник, но не педагог. Пейзажные его полотна покупали всё реже. Жить было почти не на что... На помощь пришла Екатерина Калинина - жена всесоюзного старосты Михаила Калинина. В начале 1930-х годов в селе Чемале на левом берегу Катуни - это в 20 километрах от села Аноса - организовали правительственный лёгочный санаторий. В этот санаторий, расположенный в местности с изумительным целительным микроклиматом, приезжали видные деятели нового государства: Станислав Косиор, Пантелеймон Лепешинский, Роберт Эйхе, артисты театра и кино, исполнитель роли Чапаева в одноимённом фильме Борис Бабочкин, певица Антонина Нежданова. Приезжал не раз к жене и Михаил Калинин. Екатерина Калинина заказывала художнику для санатория, которым руководила, картины. Был не очень большой, но заработок. Однако Екатерина Калинина скоро уехала в Москву, и санаторий картин больше не заказывал, не покупал. Редкие заезжавшие гости - учёные-медики, выезжавшие на лето в научные экспедиции в район Белокурихи, инженеры, партноменклатура, приезжая на Алтай на охоту, на рыбалку, что-то покупали. Может, наведывались бы к Гуркину чаще, но боялись. Середина 1930-х, а Гуркин в прошлом - лидер Алтайского Каракорума, Горной инородческой Думы... Лучше с таким не знаться... Большинство новых картин стареющего художника оставались невостребованными.

Он всё равно писал. Больной, полуслепой. Развешивал по стенам свеженаписанные картины. Не было места на стенах, ставил на пол в ряд... Писал, пока не приехали за ним. На подводу погрузили кое-как картины. Их было много, они не умещались на телеге. Тогда примотали к телеге картины верёвками. Странный воз тронулся. Шестидесятисемилетний художник под конвоем четверых крепких молодых "особистов" следом за своими детищами. Маленькие картины, не прихваченные верёвками, падали на землю. Иногда их поднимали. Иногда втаптывали в землю. Когда лень было наклониться...

* * *
Сейчас места, где жил и творил Гуркин, давно стали сибирской Меккой для художников. Полотна его, графические работы тушью и пером, карандашом, сотнями и тысячами валявшиеся бесхозно, давно подобраны, учтены. "Прописаны" во многих музеях, осели в частных собраниях. Сделать это было нетрудно: благодаря каталогам всех до- и послереволюционных выставок известны все самые значимые его полотна. Брат знаменитого художника-самородка Степан Гуркин был отличным фотографом. Наиболее яркие работы снимал, с негативов тиражировали почтовые карточки. Теперь и эти открытки с видами работ художника - редкость. Основные работы - "Хан-Алтай" ("Царственный Алтай"), "Дены-Дер" ("Озеро горных духов"), "Корона Катуни", "Камлание", "Курайские белки", "Телецкое озеро", "Юрта в саду художника", "Морозное утро на Катуни", "Цветущий маральник" и десятки других картин находятся сейчас в музеях Горно-Алтайска, Томска, Омска, Красноярска, Иркутска, Киева, Праги, Москвы, Петербурга, в частных собраниях потомков многих знаменитостей, с которыми при жизни общался Григорий Гуркин. За картинами, за каждой этнографической зарисовкой, каждым графическим рисунком идёт охота. Цена чрезвычайно высока. Ещё бы - самый-самый талантливый, самый выдающийся художник довольно небольшого по численности алтайского народа, его гордость.

Я бы, может, не писал о художнике Гуркине для красноярского читателя, если бы не одна очень существенная деталь: самое большое количество работ художника находится в Красноярском крае. В частной коллекции. Как так получилось? Красноярцам хорошо известно имя купца Гадалова. В центре Томска на Новособорной площади до революции был дом купца Иннокентия Гадалова. Первый этаж был отдан под продуктовый магазин, во втором этаже купец с женой жил. Своих детей у купеческой четы не было, они усыновили мальчика из приюта. Я не вспомню его фамилии, знаю только, что к революции 1917 года он был подполковником. Так вот, этот приёмный сын купца Гадалова был большим поклонником творчества Григория Гуркина, приобрёл шесть его картин. При отступлении на восток Белой армии купец Гадалов упаковал и увёз в один из городов Енисейской губернии вместе с другими вещами и гуркинские картины. Там они пролежали скатанными в рулоны лет сорок в храме, который был стараниями воинствующих безбожников превращён в кузнечно-прессовый цех, пока не попали на глаза одному художнику-оформителю. О Гуркине он хорошо знал и его ценил, бесхозные картины унёс к себе домой, развесил по стенам. Художника Гуркина к тому времени уже посмертно реабилитировали, вышла о нём небольшая книжка барнаульского писателя Ивана Кудинова "Лесной царь".

И вот, прочитав эту книгу, художник-оформитель загорелся желанием поехать в места, где Гуркин жил и творил вплоть до ареста. Увидеть воочию воспетые художником места, заодно, если повезёт, отыскать, пополнить свою коллекцию гуркинскими работами. И нашёл, много нашёл, обходя дворы родного Гуркину Аноса, дворы близких деревень Аската, Аюлы, Эликманара... Художник, не зная, куда девать картины, в благодарность за помощь по хозяйству дарил свои творения соседям, знакомым. Не больно-то разбиравшиеся в живописи знакомые особенно ими не дорожили, кто заталкивал в дальний угол избы или в сенцы, кто - в сараи или под крышу. Многое от такого хранения пропало, но что-то и сохранилось. Было ещё самое начало 1960-х, никто до него никаких поисков работ репрессированного художника не вёл. Больше двадцати картин, с полсотни работ тушью и пером Гуркина - с таким "уловом" вернулся довольный художник-оформитель домой... Собирал для себя, продавать не думал. Да и что бы получил за эти работы - мода на Гуркина тогда ещё не приспела.

После смерти художника-офоримителя вдова его продала по объявлению в газете коллекционеру всего Гуркина (вместе с шестью бывшими "гадаловскими" работами) за 4,5 тысячи рублей. Это ещё году в 1989-м. Нормальная, честная была тогда цена. Я знаю: у питерского коллекционера осенью 1990-го, когда уже советский рубль стремительно падал, картину Кустодиева 75 на 60 см один сибирский музей купил всего за 16 тысяч... Мне показывали работы Гуркина из красноярской частной коллекции, сам коллекционер показывал, четыре года назад. Самые интересные в ней, надолго приковывающие взгляд, работы "Паром" и "Кедры в тумане". "Паром" - этюд. Размером чуть побольше машинописной страницы. Написан маслом на холсте. Пронзительно светлый этюд. Вода Катуни, её берег, не свободный ещё от снега. На кромке берега долблёная лодчонка, хвойные деревья с выбеленными лапами поодаль. В центре - паром, готовый к переправе на соседний берег. На пароме - двое людей, верблюд со светло-жёлтой свисающей, как пуки соломы, шерстью... И лодка на кромке берега, и переломленное бревно поодаль от воды даны в жёлтом цвете. Именно от сочетания белого и светло-жёлтого тонов веет свежестью, эмоциональной приподнятостью, торжественностью... Я мог только пожалеть, что "Паром" заперт, скрыт от глаз, так же как картина, где окутанные лёгкой дымкой оседающего в низину утреннего тумана, три или четыре кедра теснятся на склоне горного перевала... Купца Гадалова были собственностью "Паром" и "Кедры в тумане" или привезены из горнотаёжных сел, с чабанских ли стоянок - этого владелец не знал. Хотя дотошно интересовался историей всего, чем владел... Виды горных озёр, аилов, стремительных горных речек, скачущих по камням, цветущие огоньки... - всё это тоже было в коллекции, но всё это или что-то подобное, что я уже видел. Гуркин делал очень много повторений понравившихся картин...

Ну а судьба самых знаменитых гуркинских картин известна. "Хан-Алтай" купила дочь томского купца-миллионера Ариадна Кухтерина, "Корону Катуни" и "Оттепель" - начальник материальной службы Томской железной дороги барон Н. Л. Раден, "Озеро горных духов" - профессор Б. П. Вейнберг. "Корона Катуни" и "Хан-Алтай" после революции экспроприировали, полотна перекочевали в Томский музей, где сейчас самые лучшие творения художника. Профессор Вейнберг к врагам не был причислен. "Озеро горных духов" он увёз с собой в Петербург. Туда же проследовал вместе с покинувшим навсегда Сибирь Вячеславом Шишковым его "Аил под снегом"... Можно ещё рассказывать о судьбе картин знаменитого алтайца Григория Гуркина. О его новосибирском, горно-алтайском собраниях в музеях, о судьбе тувинских и монгольских работ, о том, куда попали этнографические рисунки, о том, что стало с негативами, где брат-фотограф Степан Гуркин запечатлел картины знаменитого брата... Но газетная площадь, увы, ограничена...

В Горно-Алтайске именем Гуркина названа одна из центральных улиц, ему поставлен памятник, о нём написаны роман, повести, рассказы, статьи и монографии... Алтайскими писателями Иваном Кудиновым, Владимиром Эдоковым, Инной Галкиной, новосибирцем Афанасием Коптеловым, томичами Григорием Потаниным и Александром Андриановым, петербуржцами Ларисой Снитко, Петром Каралькиным... О Гуркине создали произведения знаменитости более высокого ряда - Иван Ефремов, Вячеслав Шишков, Владимир Чивилихин...

Но главное - не то, что сказали, написали о художнике. Он сам лучше всего рассказал о себе, о своей малой родине, сделал её знаменитой и привлекательной, сохранил то её волшебное очарование, тот её аромат, которыми можно наслаждаться, но куда уже век спустя нельзя прийти...

Валерий Привалихин



Привалихин Валерий Иванович.

Журналист, писатель. Родился в 1949 г. в селе Тегульдет Томской области. Окончив Томский пединститут, около 20 лет был газетчиком, исколесил почти всю Сибирь. Как прозаик, дебютировал в 1981 г. с рассказом в престижной тогда "Неделе", первая книга "Время сбора папоротника" вышла в 1986 г. в издательстве "Современник", в 1987 году последовала книга "Цена выстрела - жизнь", еще через два года - "Таежный детектив", затем - "Золотой мираж", "Закон - тайга" (1994, 1996 гг.), " Клад Адмирала"(1999, 2002 гг), "Умягчение злых сердец" (2002 г.). Автор ряда документальных книг по истории строительства Транссиба, по истории революционного движения в России. В 1985-1991 гг. работал, изучая нарымскую политссылку в архивах Москвы, Петербурга, Риги, Вильнюса, Краснодара, встречался с потомками виднейших революционеров, лидеров Белого движения. Лауреат творческих конкурсов МВД СССР и России, ряда журналов. Живет в Томске.



 
5.0
Похожие записи:
Дата:

Автор:


Данные:
10.12.2010

e-altai
Публикации автора

Рейтинг: 5.0/5
Просмотров: 7978
Раздел: История Алтая


Комментарии: 4

10.12.2010 в 23:40 [1]
Упомянутый В. Привалихиным Афанасий Коптелов в своей книжке "В горах Алтая", изданной в 1937 году, отзвался о Гуркине совсем нехорошо. http://dzhitenyov.ucoz.com/raznoe/4-Strochki.gif Так что не стоило бы называть имя этого новосибирского писателя в числе тех, кто писал о Гуркине. "Платон мне друг, но истина дороже". Увы! sad +1

11.12.2010 в 14:29 [2]
Дмитрий, к сожалению, Екатерина не может исправить авторский текст...

А ваше уточнение очень важное !!! Спасибо !!!



11.12.2010 в 15:00 [3]
Править, конечно же, ни в коем случае нельзя. История есть история. +1


07.04.2012 в 14:12 [4]
Самое интересное у Гуркина - это графические работы и портреты.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Актуально
А вы знаете?
Фишка сайта | Правила | Реклама | Написать администратору Красота Алтая
Copyright «Алтай Фото» © 2008-2017.
Все права принадлежат авторам материалов.
Используются технологии uWeb.
«Воспринимать красоту этого мира - это великая благодать»
Онлайн всего: 3
Зрителей: 3
Пользователей: 0

[сегодня]
Поздравляем!
Сегодня день рожденья у juic1(32).
QR Code